Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская

Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская

Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская


Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская

 

У неё «легкое» перо, стихи просты и мелодичны, поэтому композиторы так любят с ней работать. «Я вообще живу ушами. У меня главный орган — это уши. Я прислушиваюсь к тому, что люди говорят, и это становится потом строками стихов и рассказов. Я прислушиваюсь к внутреннему голосу, который мне часто подсказывает.»

Она — необыкновенная. Объясняет, что стихи не пишутся, а случаются. Возникает импульс, два-три слова вдруг цепляют за собой другие и рождаются строчки.

Ее стихи правдивы и трогают до глубины души.

 

47351199

 

Ты меня о возрасте

не спрашивай,

Не совпал он с состоянием души.

Комплиментами меня

не приукрашивай,

Подводить итоги не спеши.

Я ещё не все рассветы

встретила

И не все закаты обрела,

Я на главные вопросы

не ответила —

Как жила

и счастлива ль была?

Ты меня о возрасте

не спрашивай…

В прошлом все свои

оставив миражи,

Оттолкнулась я от берега вчерашнего,

Чтобы в вихре вальса

закружить.

Я ещё в мечтах

летаю к звёздам,

Верую я в искренность друзей,

И надеюсь,

что совсем не поздно

Мне любви

довериться твоей…

Кто сказал, что любовь юным только,
Кто сказал, что для них рассвет.
Почему для них много столько?
А для тех, кому за… уж и нет.
Ну и что, что виски побелели,
Ну и пусть морщинки у глаз.
Мы последние песни еще не пропели,
Их еще не сложили для нас.
Ну и пусть золотая осень
И уже отлетела листва,
А любовь прилетит и не спросит,
Как всегда она будет права.
Жжет в груди, как от водки с перцем,
От любви запоздалой большой.
Молодые, те любят сердцем,
Ну, а те, кому за… — душой.

Какое счастье, быть с тобою в ссоре

от всех забот взять отпуск на два дня,

свободной птицей в голубом просторе

парить,забыв обидные слова.

Какое счастье, на часы не глядя,

в кафе с подружкой кофе пить, болтать

и на тебя эмоции не тратить

и вообще тебя не вспоминать.

Какое счастье, смазав чуть помаду,

и на углу купить себе цветы

ревнуй Отелло, так тебе и надо

всё это сам себе устроил ты!

Какое счастье, сесть в троллейбус поздний

и плыть неспешно улицей ночной,

и в небе за окном увидеть звёзды,

и вдруг понять, как плохо быть одной!

Какое счастье, поздно возвратиться,

увидеть свет, знать дома кто-то есть

и выйдешь ты, и скажешь:`хватит злиться,

я так устал, дай что-нибудь поесть!`

Мне приснился ласковый мужик,-

Невысокий,а глаза, как блюдца.

И за ночь он так ко мне привык,

Что я утром не могла проснуться.

Он всю ночь меня не отпускал,

Обнимал до пупырышек на коже.

Ну никто меня так не ласкал,

Ни до мужика, ни после тоже.

Он такой был ласковый мужик,

Мне сним в эту ночь так сладко было.

И исчез он так же как возник,

Как зовут, забыть спросила тоже.

Я ему шептала: «Уходи»,

А сама боялась, что заплачу.

И остался на моей груди

Отпечаток губ его горячих.

Это сон был, только и всего,

Но стех пор я в нем души не чаю.

Вдруг во сне вы встретите его,

Передайте — я о нем скучаю…

 

xudozhnik-Mark-Spain-01

 

Я упрекать тебя не буду,

А вот не плакать не проси.

Приходишь ты ко мне по будням

И вечно смотришь на часы.

И ни остаться, ни расстаться

Никак не можешь ты решить.

А мне уже давно за двадцать,

И мне самой пора спешить.

Ты изменяешь мне с женой,

Ты изменяешь ей со мной.

Ты и женой, и мной любим.

Ты изменяешь нам двоим.

Прощаясь, смотришь долгим взглядом,

Рука задержится в руке.

А я следы губной помады

Тебе оставлю на щеке.

Придешь домой, жена заметит,

И ты решишь, что это месть.

А я хочу, чтоб все на свете

Узнали, что я тоже есть.

Ты изменяешь мне с женой,

Ты изменяешь ей со мной.

Ты и женой, и мной любим.

Ты изменяешь нам двоим.

Мне сон приснился невозможный.

И ты, явившись в странном сне,

Промолвил вдруг неосторожно,

Что навсегда пришел ко мне.

Но был недолгим сон тот чудный,

Тебя опять ждала жена.

Опять с тобой я буду в будни

И буду в праздники одна.

 

Не проходите мимо!

 

Женщина курит на лавочке

На многолюдной улице.

Женщине все до лампочки.

Женщина не волнуется.

В жизни бывало всякое,

Не обжигайте взглядами.

Жизнь — как кусочек лакомый,

Это — напиток с ядами.

В синих колечках дыма

Кроется тайный знак —

Не проходите мимо!

Ну хоть не спешите так!

Странные вы, прохожие,

Хоть и широкоплечие.

Женщине не поможите

Этим безлунным вечером.

Вы бы подсели к женщине —

По сигаретке выкурить.

Может быть, стало б легче ей

Память из сердца выкинуть.

Мне тридцать лет, а я не замужем.
Как говорят, не первой свежести.
А в сердце чувств такие залежи,
Такой запас любви и нежности!

Моим богатством нерастраченным
Так поделиться с кем-то хочется.
«Да на тебе венец безбрачия», —
Сказала мне соседка-склочница.

Молчала б лучше, грымза старая,
Да помогла б мне с этим справиться.
Все говорят, я девка статная,
И не дурна, хоть не красавица.

Как вкусно я варю варение,
Как жарю кур с румяной корочкой!
И кто б мне сделал предложение,
Не пожалел бы ну нисколечко!

Тут заходил один подвыпивший.
Жену с детьми отправил к матери.
Час посидел, мне душу выливши,
Потом ушел. Дорога скатертью.

А скоро праздники подкатятся.
Пойду к подружкам на девичник я.
Вчера себе купила платьице,
Не дорогое, но приличное.

Надену лаковые лодочки,
Войду в метро, как манекенщица.
Потом с девчонками, под водочку,
Нам, может, счастье померещится.

На платье ворот в белых кружевах,
И в нем такая я красавица!
Подружки обе, хоть замужние,
Но, в общем, тоже несчастливые.

Мужья их в доме гости редкие.
Один — моряк. Все где-то плавает.
Другой встречается с соседкою.
Но дети есть, а это — главное.

Я им твержу — терпите, девочки.
Какие есть — а все ж мужья.
И в платье новеньком, с отделочкой,
Одна домой отправлюсь я.

И у метро куплю у тетеньки
Три ветки в бусинках мимоз.
Уткнусь лицом в букетик желтенький
Так, чтоб никто не видел слез.

Мне говорят — с твоей-то внешностью
Ну что такого в тридцать лет?
И кружат в сердце вихри нежности,
Как майских яблонь белый цвет.

 

102287631_yabloni_v_cvetu

 

Ты, любимый, у меня не первый.

Сколько было, счет я не вела.

Прошлое взлетело птицей серой,

Вздрогнули прощально два крыла.

Вычеркнул ты прошлое из жизни,

Спутал даты все и имена,

А в бокалах золотились брызги

Крепкого вечернего вина…

Как гудят натянутые нервы.

Прикоснись ко мне и успокой.

Ты, любимый, у меня не первый,

Ты один, единственный, такой.

Не закажешь судьбу, не закажешь,

Что должно было сбыться, сбылось,

И словами всего не расскажешь,

Что мне в жизни прожить довелось.

Что мне в юности снилось ночами,

Что ночами мне снится сейчас,

Отчего весела и печальна,-

Это грустный и долгий рассказ.

Я листаю былого страницы,

Все там- дружба, потери, любовь.

Не остаться тем дням, не забыться,

Не вернуться прошедшему вновь.

Пусть мне ветер волос не взьерошит,

И серьезен за здравье мой тост,

Жизнь до срока мне крылья не сложит,

А до срока еще, как до звезд.

Ах, мадам! Вам идет быть счастливой,
Удивленной и нежной такой,
Безмятежной, свободной, красивой,
Вам неведомы лень и покой.

Окрыленной прекрасной мечтою,
Позабывшей печали и боль,
Сердцем любящей, словом, душою,
Ну, а слезы… ведь это лишь соль.

Пресно жить — тоже вроде не в радость,
И не сахар бывают деньки,
Что же нужно — пустяк, капля, малость,
Чтоб горели в глазах огоньки!

Чтобы губы несмело шептали,
Чтоб стучали сердца в унисон,
Даже можно немного печали,
Только чтоб был в печали резон.

Чтоб дожди обходили сторонкой,
Чтоб играли ветра в волосах,
Чтобы нитью хрустальной и тонкой
Вам на плечи ложилась роса.

Вырастали деревья большими,
Утекало немало вод,
И глаза оставались такими,
И высоким был неба свод…

Я одна живу отлично,
Все нормально в жизни личной,
И почти что не жалею,
Что не я твоя жена.

У меня свои заботы,
Плачу только по субботам.
И еще по воскресеньям.
И еще, когда одна.

Что-то изменилось в отношениях —
Все не так, как было до сих пор.
Ты уже готов принять решение,
И готовишь важный разговор.
Говоришь, что стал мой взгляд рассеянным,
Что звонит к нам кто-то и молчит.
И что в странных приступах веселия
У меня такой счастливый вид.

Но не было измен, но не было измен.
Но не было измен — все это пустяки,
Не стоит принимать решений резких.
Не ветер перемен, не ветер перемен,
Не ветер перемен, а просто сквозняки
Колышат в нашем доме занавески.
Сквозняки…

Просто чей-то взгляд неосторожно
Задержался медленно на мне.
Чей-то голос ноткою тревожной
Отозвался где-то в глубине.
Сквозняки мне в душу залетели,
И озноб покоя не дает.
Но простуду лечат две недели —
Это значит скоро все пройдет.

А я смотрюсь все реже в зеркала.

Причины нет, но так, на всякий случай.

Я бросила б тебя, но поняла,

С тобой не сладко, без тебя не лучше.

Я слышу разговоры за спиной,

Но что же делать? Время вспять не сдвинешь.

И я бегу по финишной прямой,

Но точно знаю — ты и есть мой финиш.

Снова осень сгорела пожаром

На пороге холодной зимы.

Говорят, мы с тобою не пара

И не сможем быть счастливы мы.

Говорить, пожимая плечами,

Может каждый, кто хочет, любой,

Но как сладко нам вместе ночами,

Только мы понимаем с тобой.

Кто сказал, что в любви есть законы

И что правила есть у судьбы,

Тот не знал нашей ночи бессонной,

Тот, как мы, никогда не любил…

Холода наши души не тронут,

Нашей ночи не стать холодней.

Кто сказал, что в любви есть законы,

Ничего тот не знает о ней.

По любви мы крадемся, как воры.

Перед кем мы виновны, скажи?

Наша ночь гасит все разговоры

И звездой на подушке лежит.

Ты вздохнешь легким облачком пара

На замерзшее к ночи окно.

Мы и правда с тобою не пара,

Нас любовь превратила в одно.

Сегодня кто-то продавал на перекрестке счастье.

Оно лежало средь крючков и старых ярких платьев,

среди усталых пыльных книг, средь кисточек и мела.

Оно лежало и на всех неверяще смотрело.

Народ шел мимо, редко кто вдруг подходил к прилавку

Купить брошюрку, календарь, иголку, нить, булавку.

И равнодушный взгляд скользил по глупой мелочовке,

А счастье так просилось в дом, так робко и неловко.

Моляще поднимало взгляд, едва-едва пищало,

Но «кто-то» мимо проходил и счастье замирало.

Темнело, я брела домой. В карманах грея руки.

Торговец собирал товар, чуть напевал со скуки.

Я бы прошла, но вдруг задел молящий и печальный

Беспомощный несчастный взгляд, как будто вздох прощальный.

Я подошла, а за стеклом пластмассовой витрины

комочек маленький дрожал от горя и обиды.

Комок устал, хотел в тепло, замерз на этой стуже,

но к сожалению комок был никому не нужен.

— И сколько стоит? — голос мой дрожал от напряжения.

— Что? Это? — Это! — Да бери, оно — одни мученья!

Я бережно взяла комок, к груди его прижала,

Закутав в складочки пальто домой почти бежала.

Бежала греть. Скорей, скорей! В тепло с морозных улиц,

И даже блики фонарей как-будто улыбнулись…

И улыбался белый снег, и небо. Мир смеялся.

Нашелся все же человек, что счастьем не кидался.

Я принесла комочек в дом и стало вдруг понятно,

Что никому его не дам, и не верну обратно.
Kotenok

 

Он одинокий был мужчина,

Летела жизнь в потоке дней,

И часто с грустью беспричинной

Он так мечтал о встрече с Ней.

Он знал — находит тот, кто ищет,

Он знал — дождется тот, кто ждет.

Узнает он ее из тыщи,

К ней постучится и войдет.

Счастье — тоньше паутинки,

И точнее не сказать.

И мечтали половинки

Две судьбы в одну связать.

Только эти половинки,

Повстречавшись, разошлись.

Счастье тоньше паутинки,

Непростая штука жизнь.

Она жила одна, печалясь,

И тоже думала о Нем.

И вечерами возвращалась

В свой одинокий темный дом.

И свет в прихожей зажигая,

Она мечтала, что вот — вот

Из тыщи он ее узнает,

В дверь постучится и войдет.

И в тот холодный хмурый вечер

Стучали ветки о стекло.

И состоялась эта встреча,

Но чуда не произошло.

Они увидели друг друга,

Но испугались счастья вдруг.

И снова жизнь пошла по кругу,

И бесконечен этот круг…

Я прошлою зимою так продрогла
Без друга, без любви и без тепла.
Я думала, что вы ко мне надолго,
Казалось мне, я вас всю жизнь ждала.

Вы были так решительно несмелы,
Вы были так пленительно смелы.
Я ничего сказать вам не посмела,
Когда вы так стремительно ушли.

Постарайтесь забыть,
Как в камине дрова догорали,
Как закутала ночь в покрывало колдунья-метель.
Постарайтесь забыть,
Что шептали вы, как целовали,
Как я верила вам и какой была смятой постель.

Ни недругом не стали вы, ни другом,
Я вас искать под утро не помчусь,
Вы мой недуг. Я мучаюсь недугом
И, может быть, не скоро излечусь.

Но я и вам покой не обещаю
И знаю, что вы вспомните не раз,
Как, согревая ночь, дрова трещали,
Но это вам неведомо сейчас.

 

Пульт

 

Ты ключ в машине повернешь,
Нажмешь на газ, рванешь, как ветер,
Как бритвой, взглядом полоснешь
И на вопрос мой не ответишь.

К душе твоей так сложен путь,
А может, все от неуменья.
Чтоб быть с тобой, мне нужен пульт
С дистанционным управленьем.

Я б на кнопки нажимала,
Я б тебя переключала
То погромче, то потише,
То пониже, то повыше.

Ты зависел бы от кнопки
Ты бы наглым был и робким,
Ты был ярким бы и бледным,
То богатым был, то бедным.

Если б я с тобой скучала,
Я тебя бы выключала.

Ты массу тела накачал,
И тяжесть мне твоя приятна.
С тобой летаю по ночам
И не спешу обратно.

Ты идол мой, мой бог, мой культ,
Ты мой восторг и сожаленье.
Но где же взять мне чертов пульт
С дистанционным управленьем!

Давно известно — мужики — все паразиты.
На них свои надежды строить ни к чему.
Но вот однажды всем известный композитор
Такое спел, что я поверила ему.

Я на экран тогда смотрела, чуть не плача,
Какой же голос! А одежда! А лицо!
Хоть жизнь моя — одна сплошная неудача,
Должно же все же повезти в конце концов!!!

Что человек — кузнец, я слышала так часто,
И сам себе он все что хочет накует.
Я начала ковать немедленное счастье,
И билось сердце громким молотом мое.

Я написала: Дорогая передача!
Потом — спасибо, и немного о себе,
Потом — простите, что я ваше время трачу,
И попросила скорой помощи в судьбе.

А на отдельном бледно-розовом листочке
Я композитору писала самому:
Вы мой кумир, моя судьба… и многоточье…
Без вас на свете жить мне просто ни к чему.

Потом добавила, что он мой светлый лучик,
Про царство темное, конечно, ни гу-гу.
Как хорошо, что нас чему-то в школе учат
И перед ним блеснуть я знаньями могу.

Я расписалась — про Онегина с Татьяной,
И про Герасима и бедную Муму,
Про то, что музыка на сердце лечит раны,
Я намекнула тоже богу моему.

Полюбовалась я на свой красивый почерк,
Решила твердо — надоело мне страдать.
Конверт заклеила — лети, мой голубочек,
Поцеловала и ответа стала ждать.

Я в парикмахерский салон пошла с получки,
Решила химию я сделать для него.
К его приезду надо ж выглядеть получше,
Хоть и без химии я тоже ничего.

Подшила юбку, чтоб коленки стало видно,
Купила клипсы голубые, под глаза.
И так за жизнь свою мне сделалось обидно,
Что накатилась, тушь размазавши, слеза.

Однажды вижу — мой любимый на экране,
И вдруг блондиночка цветы ему дает.
Куда полезла эта дура, он же занят?!
Ко мне приедет он, как только все споет.

Но потянулись дни и долгие недели,
Слетели листья все и снегу намело,
И я подумала однажды: неужели
Мое письмо так до него и не дошло?

Уже всю химию мне срезал парикмахер,
Резинкой черненькой я хвостик собрала.
Давно пора бы мне послать все это… к черту,
А я сидела и, как дурочка, ждала.

Смотрю, законный мой чего-то заподозрил,
Не знаю, что он мог заметить с пьяных глаз?
Пришел однажды и дает мне в руку розы,
Пять лет живем мы, а такое в первый раз.

Потом он спать пошел, а я включила телек,
Шипом от розы укололась и реву.
Глотаю слезы — неужели, неужели
Так без него весь бабий век я проживу?

Летели дни, а он все реже на экране,
То в День милиции, то где-то в «Огоньке».
Вдруг стало легче чуть моей сердечной ране,
И я устала жить в печали и тоске.

Прости-прощай, моя любовь, мой композитор!
Душа еще чуть-чуть поноет и пройдет.
Ведь ты ж мужик, а мужики все — паразиты,
И мой сейчас, небось, подвыпивши, придет.

Я окно открою в теплый вечер,
В запах лип и в музыку вдали.
Говорят, что время раны лечит,
А моя по-прежнему болит.

Все сбылось, но позже, чем хотелось,
И пришел не тот, кого ждала.
Моя песня лучшая не спелась
И в давно забытое ушла.

А старые липы печально молчали
О том, что в начале, о том, что в конце.
А старые липы ветвями качали,
И былое кружилось в золотистой пыльце.

Я окно открою в чьи-то тени,
В чей-то смех и в чьи-то голоса.
И опять вечерним наважденьем
Мне твои пригрезятся глаза.

Не твоя там тень в руке сжимает
Тень цветов, как тень ушедших лет.
Это просто ветер налетает
И срывает с лип душистый цвет.
0_c93d7_66893cb7_XXL

 

Мы привыкли всегда говорить о Боге
Не тогда, когда в сердце весёлый свет,
А когда мы в беде, а когда мы в тревоге
И надежд впереди ощутимых нет.

Когда боль нас грызёт, а обида гложет,
И невзгоды теснят нас со всех сторон,
Кто придёт к нам? Поддержит, простит, поможет?
Вопрошать бесполезно: конечно, Он…

Так давайте ж подумаем вновь и вновь,
Но всерьёз, а не как-нибудь так, поспешно:
Почему в нас всё крепче живёт любовь
Не к другим, а к себе так светло и нежно?

А секретов-то нету здесь никаких.
Тут напротив прямая, как свет дорога:
Потому, что любить горячо других —
Это значит любить всей душою Бога!

Что скрывать: жизнь, конечно же, не проста,
Тут важнее всего не посты — молитвы,
А к другим, словно мир посредине битвы,
То есть к людям высокая доброта.

И коль станет Любовь этой вечной базой,
Светлым ветром надуются паруса…
И тогда за дела, а отнюдь не фразы
Улыбнутся душе твоей небеса…
Куда ты денешься.

Вошла, стряхнула с шубы снег,
Прикинута по-модному.
Блеснули из-под синих век
Глаза твои холодные.
Прошла, коленками дразня,
Мол, делай ставки крупные.
Уже бывали у меня
Такие недоступные.
Куда ты денешься,
Когда разденешься,
Когда согреешься в моих руках.
В словах заблудишься,
Потом забудешься,
Потом окажешься на облаках.
Отпив глоточек коньяка,
Пускаешь дым колечками
И намекаешь свысока,
Что мне ловить тут нечего.
Куда нам, маленьким, до вас
Величество, Высочество.
Но в уголках надменных глаз
Я видел одиночество.
Куда ты денешься,
Когда разденешься,
Когда согреешься в моих руках.
В словах заблудишься,
Потом забудешься,
Потом окажешься на облаках.
Учти, я опытный игрок,
Не знавший поражения.
Сейчас пойдет по нервам ток
Большого напряжения.
И ты отпустишь тормоза,
И вся надменность кончится.
Ведь можно то, чего нельзя,
Когда уж очень хочется.

Смотришь, а взгляд твой блудлив и отчаян.
Чья-то помада на чашке от чая.
Чья-то расческа на столике в ванной.
Не замечать это было бы странно.
Можно взорваться тут криком скандальным
Можно разбить все, что в доме хрустально.
Можно заплакать, уйти, хлопнуть дверью,
Но я во все оправданья поверю.

Выбираю я ложь, выбираю измену
Я плачу за любовь невозможную цену
Холодею любя и до пепла сгораю
Выбираю тебя, я тебя выбираю.

Этих историй я слышала «тыщи»,
Что ты молчишь, оправданий не ищешь.
Надо бы вещи собрать и расстаться.
Я подбираю слова, чтоб остаться.
Слово скажи, сделай что-нибудь милый,
Чтоб не заплакать хватило мне силы.
Выбрось расческу и вытри помаду,
Только в грехах сознаваться не надо!

Выбираю я ложь, выбираю измену
Я плачу за любовь невозможную цену
Холодею любя и до пепла сгораю
Выбираю тебя, я тебя выбираю.

Привычных дней текущий караван,
Где дни в один сливаются.
Все думают, у нас с тобой роман,
И очень ошибаются.
В минуту между снегом и дождем
Предчувствия тревожные.
Друг к другу мы немедленно придем.
Как помощь неотложная.

Уж так сложилась жизнь,
Зачем её менять?
Уж так сложилась жизнь,
Попробуй все понять?
Но на закате дня ты рядом окажись.
Зачем нам все менять,
Раз так сложилась жизнь.

Ну разве можно все определить?
У каждого по-разному.
Кто встретился чтоб весны разделить,
Кто — первый снег отпраздновать.
Все чаще утро кутает туман,
Наверно, снег уляжется.
Все думают, у нас с тобой роман,
И мне порой так кажется.

 

121640314_3577132_20783_810060715710095_954702293645832980_n

.

Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская Поздравления с днем рождения женщине лариса рубальская

Похожие новости:

Как сделать подарок своими руками из бумаги лучшей подруге



Короткие поздравления с днем рождения маме своими словами от дочки



Как сделать насос высокого давления для мойки своими руками



Поздравление с днём рождения мужчине смешные смс



Как сделать чтобы от одного ресивера работало два телевизора